Майя. В ожидании чуда

Эта ночь особенная, но ей не сравниться с рассветом. В полночь открывается волшебная шкатулка, выпуская в мир людей, духов Нового Года. До самого восхода солнца они кружатся над землей, создавая волшебные дары, чтоб за миг до рассвета сложить их под наряженной елью. Невидимые и вездесущие духи смены сезонов проникают в дома через дымари, находят украшенные деревья на улице, и, конечно же, знают наверняка, о каком подарке мечтает каждое живое существо! А еще с первыми лучами солнца, рядом с вечнозеленым символом, можно загадать желание, и оно обязательно сбудется.

В канун Нового Года многие верят в чудо, даже те, кто давно вырос и растерял всяческие иллюзии.

Свет в окошках двухэтажного здания гас один за другим. Девять часов, время сна. Зимой темнеет рано, но землю укрывает белое покрывало снега, отражая сияние далеких звезд. Этого, порой, достаточно.

Край одеяла на кроватке, расположенной возле стены, решительно отодвинулся в сторону.

– Они ведь прилетят, правда? – шепотом спросила пятилетняя малышка, выглядывая в окно.

– Конечно, – улыбнулась подруге Яна.

– Знаешь, я загадала: если нас посетят праздничные духи – я обязательно поправлюсь.

– Вот увидишь, так и будет!

– Я дождусь рассвета, – решительно произнесла Ася. Если спрятаться возле ели – есть шанс хоть одним глазком взглянуть на новогоднее волшебство.

Она обняла старенького тряпочного зайца, намеряясь караулить всю ночь, не смыкать глаз, но сама не заметила, как задремала…

Яна же проснулась за несколько часов до восхода солнца и выскользнула из дома. Вечером она намеревалась взять подругу с собой, к праздничному древу, но теперь что-то подсказывало, что этого делать не следует. Девочка из приюта не знала, что взрослые зовут внутренний голос интуицией, однако старалась к нему прислушиваться, хоть и не всегда сразу понимала почему нужно поступить так или иначе.

***

В воздухе закружились редкие снежинки. Золотая драконица расправила крыло, бережно закрывая что-то бесформенное, притаившееся у ее правого бока. Тихонько скрипели ветвями спящие деревья, вяло копошились звери. Пять часов до зари… Майя улыбнулась в предвкушении. Вы когда-нибудь видели, как улыбается драконица? Незабываемое зрелище!

***

Взрывная волна откинула Вацлава в сторону от поверженного чудовища, в полете перед глазами мага заплясали цветные полосы, сменяясь густым, чернильным мороком; удара мужчина не почувствовал…

Холод – это первое, что ощутил очнувшийся маг. Мгновение он лежал без движения, с помощью дара оценивая обстановку, а потом подхватился на ноги, потрясенно осматриваясь.  Но нет, ошибка исключена. Бесконечная череда сражений, товарищи, убивающие вивернов и другие порождения мрака – все это осталось где-то там… А рядом с ним на многие версты простирался чужой лес, заботливо укрытый пушистой белой шубой.

***

Как они могли встретиться в этом огромном, бескрайнем царстве сосен? Просто в один миг Вацлав вышел на поляну, занятую золотой драконицей. Она была вовсе не похожа на тех, других, которых он убивал, защищая свою землю, но инстинкты оказались сильнее разума. Полетел вперед зачарованный клинок, безжалостная магия (последняя разработка лучших умов континента) пробила чешую… такую совершенную и крепкую…

В глазах зверя застыло изумление. Словно он не мог поверить, что это все происходит наяву: боль, поражение. Изумление сменил страх. Хвост, которому при таком ранении полагалось лежать неподвижно, метнулся вбок, а потом вперед. Перед магом упал на землю огромный мешок из домотканого сукна.

Однако на этом неожиданности не закончились.

«Впереди дорога, пойдешь на север. Там двухэтажный дом, совсем рядом. До рассвета незаметно оставь в беседке, у наряженной ели. Дети ждут, очень нужно…»

– Драконьи? – шокировано выдал мужчина.

«Человеческие».

Ему ведь показался тихий смешок, правда?

«Пожалуйста…»

Голос смолк.

Вацлав кинулся к мешку, распахнул горловину. Магия подсказала, что внутри не таится ничего опасного, но чары лишь определяли безопасность предметов, а не их содержимое. Мужчина вытащил первый, из попавшихся под руку свертков, в нарядной обертке. Ее захотелось грубо разорвать, обнажая сердцевину, но маг почему-то распаковывал медленно, осторожно. Вскоре в его ладонях оказалась кукла с темно-вишневыми волосами и глазами пуговками. Игрушка упала на снег.

Вацлав бросился к драконице – тупой кровожадной твари, не умеющей ни мыслить, ни ментально разговаривать, и вытащил меч. Торопливо зашептал над раной. Целитель из него аховый, но кровь остановить сможет.

Драконица никак не отреагировала. Оставленный в теле клинок – гарантия смерти. Прошло не так много времени. Его хватило? Прежние твари никогда не умирали так быстро. Прежние… Все сравнения казались глупыми и неуместными.

Мужчина прислушался к зверю. Драконица застряла на границе жизни и смерти, но тут он уже ничего не мог сделать. Рассвет через несколько часов. Сколько там до того дома? «Совсем рядом» для летающего ящера или человека?

Вацлав слишком устал, чтоб посылать поисковый импульс. Остатки магического резерва уйдут на левитацию. Без помощи чар он мешок даже с места не сдвинет.

Драконица не обманула: дорога начиналась через сто метров и тонкой лентой ползла на север. Маг напряженно всматривался вперед, опасаясь пропустить искомое. Сначала он отвезет игрушки, а потом будет думать. Потом!

***

Это место было сложно пропустить. Здесь пахло неизлечимой болезнью и смертью. Ель, украшенная яблоками и цветными деревянными игрушками: шарами, фигурками зверей и птиц, – выделялась ярким пятном, как и небольшая беседка рядом с ней. Мужчина стал торопливо выкладывать свертки.

– Где Майя? – тихий детский голос заставил вздрогнуть.

Маг резко обернулся. Рядом с ним стояла девочка лет шести-семи, одетая в старенькую, потрепанную курточку. На бледном лице глаза горели драгоценными изумрудами.

– Кто?

– Золотая драконица. Дух смены сезонов.

А ведь Вацлав уже собирался уходить! Мешок опустел, на столе громоздилась горка подарков, к беседке из леса тянулась цепочка следов. «Нужно убрать», – отметил мужчина про себя.

Он не смог посмотреть девочке в глаза. Смертельно больной девочке, что каким-то чудом пошла на поправку.

– Она… – Вацлав запнулся.

«Придет позже», – так и осталось не сказанным. Маг впервые в жизни не смог солгать.

На одно неуловимое мгновение взгляд малышки изменился: из глубины выглянуло что-то древнее, чтоб тут же скрыться.

– Отведи меня к ней.

Вот так, возьми и отведи!

Вскоре мужчина вместе с Яной зашагал вперед. Ветерок за его спиной заметал следы. Духи ведь не ходят по земле, верно?

***

На поляне ничего не изменилось. Драконица лежала неподвижно, а в центре ее сущности теплилась почти погасшая искорка жизни. Яна ласково коснулась морды маленькой ладошкой.

– Майя, просыпайся, – позвала она с недетской властностью. Будто и вправду обладала правом приказывать живым существам и духам подземного мира, собирающим свою жатву. – Ну же, просыпайся, Майя!

Вацлав потрясенно замер: желтые очи устало распахнулись.

«Зачем?!» – боль, таившаяся в ментальном крике, буквально оглушила мага.

«Зачем?! – повторила драконица. – Ты почти выздоровела! Ты могла…»

Малышка лишь покачала головой, и ее собеседница оставила бесполезный спор.

– Ты подарила нам веру, Майя. Всем нам, брошенным и обреченным детям приюта. Люди забыли, что невозможного нет, есть только стены внутри нас. Однажды ты их разрушила, заставив поверить в чудо. Я могла выздороветь еще осенью, но помогла Мике и Таго, а еще Нише. Теперь с ними все будет хорошо, они поправятся и расскажут другим. Прилетай к нам по-прежнему, ты – наш талисман, Майя… – последние слова Яна прошептала едва слышно.

С глаз драконицы потекли слезы, тяжелые капли обрушивались на снег одна за другой.    

– Не нужно, Майя. Однажды мы еще встретимся, ты меня обязательно узнаешь…

Девочка замолчала, теперь уже навсегда. Маленькая волшебница, когда-то разбуженная золотой драконицей, знала какая цена запрашивается за выкуп обреченных, и, не колеблясь, ее заплатила.

Майя тяжело опустила морду на лапы.

Маг так и стоял на краю поляны. Судьба выдернула его из хаоса проигранного сражения, а Вацлав привел за собой смерть. Он должен был остановить Яну, занять ее место!

«Ты подарки доставил?»

– Да, – голос дрогнул.

«Хорошо».

Она отвернулась и посмотрела на небо в обрамлении верхушек сосен. Светало…

«Ты веришь в перерождение души, маг?» – неожиданно спросила драконица.

«У нас все верят».

«А здесь нет. Это такая сказка, как и духи Нового Года. Но…»

Майя тихо вздохнула, не позволяя соленым каплям вновь вырваться на свободу.

Над землей все еще летал тихий шепот маленькой девочки, различимый и дракону, и человеку: «Невозможного нет!».

30.12.16 – 03-01.17 г.

Редактор Наталия Собченко

Р.S. Мы все дарим подарки к Новому Году, но не менее ценные и другие дары, не приуроченные к какой-либо дате. Дети в детских домах часто мечтают о таких простых и обыденных вещах для нас, как конфеты и карандаши. Помочь просто, не будьте равнодушными!